Христианская проза
Христианская поэзия
Путевые заметки, очерки
Публицистика, разное
Поиск
Христианская поэзия
Христианская проза
Веб - строительство
Графика и дизайн
Музыка
Иконопись
Живопись
Переводы
Фотография
Мой путь к Богу
Обзоры авторов
Поиск автора
Поэзия (классика)
Конкурсы
Литература
Живопись
Киноискусство
Статьи пользователей
Православие
Компьютеры и техника
Загадочное и тайны
Юмор
Интересное и полезное
Искусство и религия
Поиск
Галерея живописи
Иконопись
Живопись
Фотография
Православный телеканал 'Союз'
Максим Трошин. Песни.
Светлана Копылова. Песни.
Евгения Смольянинова. Песни.
Иеромонах РОМАН. Песни.
Жанна Бичевская. Песни.
Ирина Скорик. Песни.
Православные мужские хоры
Татьяна Петрова. Песни.
Олег Погудин. Песни.
Ансамбль "Сыновья России". Песни.
Игорь Тальков. Песни.
Андрей Байкалец. Песни.
О докторе Лизе
Интернет
Нужды
Предложения
Работа
О Причале
Вопросы психологу
Христианcкое творчество
Все о системе NetCat
Обсуждение статей и программ
Последние сообщения
Полезные программы
Забавные программки
Поиск файла
О проекте
Рассылки и баннеры
Вопросы и ответы
 
 Домой  Христианское творчество / Куртик Геннадий Евсеевич / Сидоров Г. Н. Христиане и евреи Войти на сайт / Регистрация  Карта сайта     Language прозаПо-русскипроза прозаПо-английскипроза
проза
проза
Интересно:
Рекомендуем посетить:

 


Сидоров Г. Н. Христиане и евреи

По совету одного из читателей помещаю этот раздел из предыдущего текста как самостоятельное произведение.
Г.К.

Г.Н. Сидоров

Христиане и евреи

Еще один вопрос исключительной важности требует обсуждения — это отношение христиан к евреям. Его значение трудно переоценить. Антисемитизм, ненависть к евреям, получили широкое распространение в православном мире, как в быту, так и в Церкви. Своими корнями антисемитизм уходит в эпоху эллинизма, самые ранние гонения на иудеев датируются серединой II в. до н.э. Причины ненависти к евреям не вполне ясны. В христианскую эпоху они имели, по-видимому, два основания: во-первых, из Св. Писания было известно, что евреи — это избранный Богом народ, во-вторых, согласно Евангелию, евреи распяли Христа. Рассмотрим их по порядку.

Первая причина носит психологический характер. Избрание одного народа из многих другими народами воспринимается как собственное унижение. В самом деле, почему им, то есть евреям, досталась такая честь? Мы ничуть не хуже, а во многих отношениях даже лучше. Избрание евреев — незаслуженная награда. Однако евреи вовсе не напрашивались на то, чтобы стать избранным народом. Избранничество — тяжелая ноша, с которой жить нелегко. Позабыта страшная история евреев, связанная с избранием, и то, что мы здесь имеем дело с Божьим избранием, главное действующее лицо здесь — Сам Бог. Ненависть к евреям, возникающая по этому поводу, связана с недостатком доверия и любви к Богу, а иногда и с прямым противостоянием Ему. «Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир» (Ин. 15:19), эти слова обращены к христианам, но они относятся также к евреям.

Вторая причина имеет историческую основу. Во времена Христа Израиль ожидал прихода Мессии, который, как предполагалось, став царем, освободит страну от унизительной власти римлян. Господство римлян иудеи воспринимали как унижение Бога. Начало проповеди и творимые Христом чудеса привлекли к Нему многих. Страсти кипели нешуточные. Очень хотелось, чтобы Мессия, о котором возвещали пророки, наконец, пришел. Евангелия сообщают о напряженном ожидании, которое переполняло сердца верующих людей. «Многие же из народа уверовали в Него и говорили: когда придет Христос, неужели сотворит больше знамений, нежели сколько Сей сотворил?» (Ин. 7:31). Иисусу сообщили, что «хотят придти, нечаянно взять Его и сделать царем» (Ин. 6:15) — такое впечатление Он производил на окружающих. «Иудеи обступили Его и говорили: долго ли Тебе держать нас в недоумении? если Ты Христос, скажи нам прямо» (Ин. 10: 24). Один из апостолов — Иуда, но не Искариот (= Иуда Фаддей) — обратился к Нему на Тайной Вечери: «Господи! что это, что Ты хочешь явить Себя нам, а не миру?» (Ин. 14:22). Он был уверен, что Иисус — Мессия и что он должен явить себя миру как царь израильский. Перед Вознесением ученики обратились к Иисусу с вопросом: «Не в сие ли время, Господи, восстановляешь Ты царство Израилю?» (Деян. 1:6). До такой степени крепко в них была укоренена мысль о том, что Мессия — это царь Израиля.Евангелие от Луки прямо говорит об этом: «Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего, и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его» (Лк. 32).

Однако слова и дела Иисуса вызывали не только благоговейный восторг и восхищение, но также горечь и недоумение. О таинстве будущей Церкви, которой еще не существовало, Иисус возвещал: «Ядущий мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во мне и Я в нем» (Ин. 6: 56). Эти Его слова были наполнены великим смыслом, но кто мог адекватно воспринять их? Ученики, следовавшие за Иисусом, недоумевали: «Какие странные слова! кто может это слушать?» (Ин. 6: 60), многие, в конце концов, оставили Его. «Не хотите ли и вы отойти?» — говорил Он, обращаясь к апостолам (Ин. 6: 67). Проповедь Христа — это время невероятного душевного напряжения всех участников трагедии.

Пишущий эти строки осознает, что и он мог бы оказаться, как и многие другие, в числе тех, кто оставил Христа.

В результате израильское общество раскололось, и значительная его часть заняла враждебную позицию по отношению к Иисусу. Враждебность обнаружилась как в самом низу, на уровне толпы, так и среди руководителей Израиля. Несколько раз толпа, возмущенная богохульными, как ей казалось, словами Иисуса, собиралась побить Его камнями. Что же так возмутило израильтян? Самое страшное из обвинений было связано с божественной природой Христа, о которой Он говорил открыто. Именно за это иудеи собирались убить Его. «Много добрых дел показал Я вам от Отца Моего; за которое из них хотите побить Меня камнями?» — вопрошал Иисус. «Иудеи сказали Ему в ответ: не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь себя Богом» (Ин. 10: 32–33). Вот это: «будучи человек, делаешь себя Богом» — здесь самое главное. Божество Христа было абсолютно неприемлемо для традиционного иудея. Тот, кто говорил о себе так, был преступником, не Мессией, а лжепророком, которых следовало убивать. В данном конкретном случае убийство не состоялось, но лишь потому, что время Его еще не пришло.

Тот, кто говорил о себе так, вступал в противоречие со Св. Писанием, в котором, согласно традиционному пониманию, ничего не сказано о грядущем пришествии в мир Мессии — Богочеловека, призванного Своими страданиями искупить грехи мира. Не об этом ли писал в Послании к Римлянам апостол Павел: об откровении тайны, «о которой от вечных времен было умолчано» (Рим. 14:24)?

Весьма схожую позицию заняли первосвященники, духовные руководители Израиля. «Мы имеем закон и по закону нашему Он должен умереть, потому что сделал себя Сыном Божиим» (Ин. 19: 7) — объясняли они Пилату.

После того как первосвященники осознали, что Иисус — не Мессия, которого ожидает Израиль, перед ними встал вопрос: что же делать? Ведь по своему положению они отвечали не только за себя, но и за народ в целом. Они знали, как популярен Иисус, и опасались, что Он, обладая удивительными способностями, может вовлечь народ в авантюру, которая приведет к гибели Израиля. (Что и случилось позднее, но уже не в связи с Иисусом.) В этот момент и родилась мысль о том, что Иисуса нужно убить. «…лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб» (Ин. 11: 50).

По римскому закону иудеи не имели права никого предавать смерти. Этот запрет ничего не значил для толпы, но первосвященники как официальные лица должны были соблюдать его неукоснительно; и потому они вынуждены были обратиться к Пилату.

Люди, причастные к смерти Иисуса, по-разному относились к Нему. Одни искренно верили, что Иисус — лжепророк и потому должен быть казнен в соответствии с заповедью закона. «Но пророка, который дерзнет говорить Моим именем то, чего я не повелел ему говорить, и который будет говорить именем богов иных, такого пророка предайте смерти» (Втор. 18:20). Другие участвовали в суде, поскольку хотели угодить первосвященникам, именно они кричали «Распни, распни Его!» Третьи помнили чудеса, сотворенные Иисусом, и были убеждены, что Иисус — Христос. В реальность Его смерти они не верили, но хотели спровоцировать ситуацию, когда Он должен будет, по их представлениям, проявить Свои власть и силу. Не исключено, что Иуда, предавший Иисуса, входил в число таких людей с двоящимися мыслями. Этим объясняется, возможно, его самоубийство. У Креста некоторые говорили, насмехаясь: «Других спасал, а Себя Самого не может спасти; если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и уверуем в Него» (Мф. 27: 42). Для них Голгофа — это последнее испытание, призванное удостоверить мессианство Иисуса.

Но Иисус исполнял волю Отца Своего небесного. Его мессианская роль не умещалась в представления иудеев о роли Мессии как спасителе Израиля. Он шел на смерть, которая должна была изменить мир. Он открыл перед людьми перспективу, о которой они не смели даже мечтать. Все в Израиле знали о предстоящем Воскресении, о нем сообщалось в книгах Иезекииля (37:1–14) и Даниила (12:2–3). Избранный Богом народ Израиля должен был воскреснуть в известный одному Богу срок. Жертва Иисуса преодолевала национальную ограниченность Закона. Всеобщее Воскресение как величайшее обетование всех времен стало частью истории. Чтобы это обетование осуществилось, исполняя волю Отца, Иисус принял добровольную смерть, страшную, мучительную и, по человеческим меркам, позорную.

Для того чтобы это осуществилось, Иисусу пришлось вступить в конфликт с духовными руководителями Израиля — книжниками, фарисеями и саддукеями. Никто в Израиле не знал Закон лучше их, и никто не пёкся о соблюдении Закона с большей ревностью. Казалось бы, Иисус должен был именно с ними установить самые лучшие отношения. Однако этого не произошло. Обличения книжников и фарисеев, которые мы находим в Евангелиях, столь жестоки и столь мало соответствуют тому, что мы знаем о них из Талмуда и других источников, и выражены в такой непримиримой форме, что вызывают просто изумление (см., например, Мф. 23). В результате, фарисеи на протяжении двух тысяч лет в христианском мире стали притчей во языцех, как лицемеры, в то время как в действительности они были — духовным цветом Израиля. Какая жестокая судьба! Иисус как будто специально рвал всякую возможность для контакта с ними ради того, чтобы расчистить Себе путь на Голгофу.

К числу фарисеев принадлежал будущий апостол Павел. Иисус и Сам был или во всяком случае воспринимался народом как фарисей, как рабби (учитель), принадлежащий фарисейской общине. «Учитель» — стандартное обращение к Спасителю, многократно повторенное в Евангелиях.

Не вызывает сомнения, что евреи причастны к распятию и смерти Иисуса Христа. Евангелия повествуют об этом со всей определенностью. Тем не менее, когда обдумываешь детали, возникает немало вопросов. В самом деле, сколько евреев находилось на площади, где происходил суд Пилата? Может быть, сто, а может быть, двести, вряд ли больше. А сколько всего евреев проживало в Израиле во времена Иисуса? Оценки разнятся, но, по-видимому, не менее миллиона или даже несколько миллионов человек. Кто же распял Христа? Чем во время суда было занято большинство людей, не входивших в Его ближайшее окружение? Евангелия кое-что сообщают об этом. Они жили обычной жизнью, никак не связанной с приходом Мессии, не подозревая о том, что их ждет впереди, как, например, Симон Киринеянин. «И заставили проходящего некоего Киринеянина Симона, отца Александрова и Руфова, идущего с поля (курсив автора – Г.К.), нести крест Его» (Мк. 16:21). Симон Киринеянин — фигура символическая: казнь еще не совершилась, но Израиль уже понес крест Христов.

Не вызывает сомнения, что евреи причастны к распятию и смерти Иисуса Христа. Однако вопрос очень сложен. Фарисеи, хотя и могли влиять на принятие решения, однако не обладали административной властью. Книжники и простой народ — тем более. С Римом общались и решали юридические и административные вопросы «первосвященники и начальники Храма», как именуют их не вполне ясно Евангелия (Лк. 22:52); по-видимому, это чиновничья верхушка. Много лет спустя Б. Пастернак высказался о них в стихотворении «Дурные дни»: «И темными силами храма / Он отдан подонкам на суд».

Кто же стоял за процессом и казнью Иисуса? Исследователи выделяют три действующие силы: 1) начальство Храма, 2) мытарей и менял, пострадавших финансово, и 3) римские власти, врагов всяческого беспорядка и беспокойства. Именно римские власти приняли окончательное решение, соответствовавшее характеру Пилата, человеку жестокому и бескомпромиссному, ненавидевшему евреев.

Иудеи в большинстве своем не приняли Иисуса, а пошли за книжниками и фарисеями. Почему так произошло? Почему избранный Богом народ не воспринял проповеди Христа, не распознал в Нем Мессию, Спасителя мира, не ответил, подобно апостолу Петру, на Его вопрос: «Не хотите ли и вы отойти? …Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни: и мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живаго» (Ин. 6: 67-68). Думается мне, потому что этого не захотел Сам Господь. Его замысел простирался далеко за пределы собственно истории Израиля. Центр Его проповеди — это домостроительство Церкви, в которой Израилю пока места не нашлось. Не стоит, однако, думать, что Господь забыл о Своем народе, который служил Ему на протяжении стольких лет. Просто замысел Его еще не воплотился в истории в полной мере. Израиль жив и Господь наш жив, рано или поздно они встретятся в истории.

Необходимо помнить также, что в Иерусалиме существовала община Иакова, большая чисто иудейская церковь, в дальнейшем полностью уничтоженная. Ведущую роль в ней играли родичи Иисуса и среди них череда епископов, ни один из которых не умер своей смертью. Имела хождение также версия Евангелия от Матфея на арамейском языке, еще доступная Иерониму в начале пятого века. Иудео-христианские общины, восходящие к этой Церкви, продолжали существовать в Сирии до начала эпохи ислама. Вывод о том, что иудеи не приняли Христа, может оказаться поэтому не вполне верным, или даже совсем неверным.

Когда думаешь о судьбе еврейского народа, поражает обилие крови, пролитой в связи с распятием и смертью Иисуса Христа. Едва ли стоит приводить здесь исторические примеры, они всем известны: и на западе, и на востоке на протяжении столетий повествование о Голгофе порождало ненависть к евреям и приводило к их физическому уничтожению. Конечно, далеко не все христиане участвовали в убийствах. Многие сохраняли в этом вопросе трезвенную осторожность. Многие симпатизировали евреям, относились к ним с уважением и помогали в крайней ситуации. Были и такие, кто отвергал антисемитизм как явление абсолютно несовместное с верой в Иисуса Христа и открыто заявлял об этом.

Но крестившиеся не по избранию, не из любви к Христу свою жестокость оправдывали евангельским текстом. Они были так воспитаны. Празднование христианской Пасхи ежегодно совершалось во всех храмах. На страстной седмице христиане погружались в конкретные обстоятельства смерти Иисуса и напитывались ненавистью к евреям. Некоторые молитвы, и поныне звучащие в храмах, направлены непосредственно против иудеев. Как, например, в Великий Четверг на «службе 12 Евангелий»: «Но даждь им Господи по делом их, яко не разумеша Твоего снисхождения», или «Но даждь им, Господи, воздаяние их, яко тщетным на тя поучахуся», или «Приложи им зла, Господи, приложи зла славным земли» в соответствующем контексте. Как связаны они с молитвой Самого Христа на Кресте: «Отче! прости им, яко не ведают, что творят» (Лк. 23:34)? Очевидно, никак не связаны, но эти молитвы четко передают тот дух отчуждения, которым проникнуты сердца христиан по отношению к евреям.

Со своей стороны, иудеи на протяжении столетий воспринимали христиан как язычников и соответствующим образом к ним относились. Считалось, что чтение Евангелия и общение с христианами оскверняет правоверного иудея. В средние века и позднее получили распространение клеветнические повествования об Иисусе Христе и Богородице. Особую ненависть вызывали христиане из евреев, для которых, согласно популярному мнению, уготованы самые страшные мучения в преисподней. Злодеяния, совершенные христианами по отношению к евреям в разные моменты истории, никогда не забывались в исторической памяти иудеев.

Люди, окружавшие Иисуса, в большинстве своем были иудеями, они хорошо знали предписания Закона, которым они следовали с неукоснительной строгостью. Женщины, стоявшие у Креста, как и апостолы — первооснователи Церкви, исповедовали иудаизм, который был для них живой религией. Апостол Петр говорил о себе: «Я никогда не ел ничего скверного или нечистого» (Деян. 10:14).

Авторы Евангелий, однако, уже не так хорошо представляли реалии жизни во времена Иисуса. Позднее, когда большинство в Церкви составили эллины и обозначился глубокий раскол между Церковью и синагогой, представления об иудаизме стали еще более схематичными. Христиане, например, были убеждены в том, что иудеи плохо знают и неверно понимают Св. Писание. Они также верили, что иудеи — это злодеи, сознательно действующие против Христа и Его Церкви. Евреи — служители дьявола и враги Бога — распяли Христа и несут теперь за это вечное проклятие. «Богоубийцы» — стандартное прозвище евреев в христианском мире. Клевета на евреев в средние века и в Новое время была широко распространена. Христиане как будто забыли о том, что за каждое сказанное слово придется отвечать перед Богом (Мф. 12: 36). Верили, например, что во время эпидемий евреи отравляют колодцы, что они на Пасху пьют кровь христианских младенцев. «Умерщвленные евреями младенцы» до сих пор почитаются в Церкви как святые мученики, как на западе, так и на востоке в регионах, подверженных католическому влиянию. Христиане были убеждены в том, что евреи больше не избранный Богом народ и Завет между ними и Богом упразднен после прихода Христа. История полна примерами насильственного крещения евреев под страхом смерти или изгнания. В России насильственно крестили тысячи мальчиков-кантонистов в эпоху правления Николая I. Ненависть к евреям делала практически невозможным их добровольное обращение ко Христу, в то время как дискриминация, напротив, поощряла неискренние (конъюнктурные) «обращения». Завершением этой долгой и страшной тысячелетней истории стал Холокост. Конечно, формально Холокост не имеет отношению к истории христианства, потому что нацисты не были христианами. Но они шли по проторенной задолго до них дорожке.
<…>

Самый главный вопрос здесь, может быть, вообще не к людям относится. Череда бедствий, которые пришлось пережить евреям на протяжении столетий, что это? Неужели расплата за распятие и смерть Иисуса Христа? Верно ли, что Господь мстит евреям за смерть Иисуса? Этот вопрос ставит острейшую проблему перед христианским сознанием. Бог мститель, Бог, наказывающий на протяжении многих лет за однажды совершенный грех, страшный и неколебимый в Своем гневе, — это на самом деле наш Бог? Такого Бога можно бояться, трепетать перед Ним, но едва ли можно Его любить. Полагают, однако, что Бог вообще никому не мстит. И если это так, придется сделать вывод, что еврейская история — это дело рук человеческих.

Утверждают также, что Завет между Богом и евреями, избранным Им народом, был расторгнут после страданий и смерти Иисуса Христа. В христианской традиции он именуется Ветхим, то есть потерявшим силу, непригодным для жизни. Многие христиане считают, что современный иудаизм — это мертвая религия, лишенная благодати и присутствия Божьего. Ссылаются при этом на книгу пророка Иеремии, где впервые упомянуто выражение «новый Завет» (31:31–34), которую ап. Павел цитирует в Послании к Евреям (гл. 8), а также на Послание к Римлянам (гл. 9–11), где речь идет как будто о передаче благодати от иудеев к христианам из язычников. Нигде, однако, прямо не сказано об упразднении Ветхого Завета. И самая известная фраза ап. Павла, цитируемая по этому поводу: «Говоря “новый“, показал ветхость первого; а ветшающее и стареющее близко к уничтожению» (Евр. 8:13), — такого значения не имеет, потому что быть близким к уничтожению и быть уничтоженным — это все-таки разные вещи.

Как и ранее, здесь самый главный вопрос не к человекам, а к Богу обращен. Если Ветхий Завет на самом деле упразднен, как мы должны относиться к обетованиям, которые были даны евреям в дохристианскую эпоху? Верен ли Господь в Своих словах? Если не сбудутся слова, обращенные к иудеям, то можем ли мы утверждать, что исполнятся обещания, данные христианам? Потому что один Господь сказал иудеям: «Соблюдайте постановления Мои и законы Мои, которые исполняя, человек будет жив. Я Господь (Бог ваш)» (Лев. 18:5), и Он же сказал христианам: «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий живущий и верующий в Меня, не умрет вовек» (Ин. 11:25–26). Мое сердце склоняется в сторону отказа от мысли о недействительности в нынешнее время ветхозаветных обетований. Как об этом сказал ап. Павел: «В отношении избрания, (иудеи) возлюбленные Божии, ради отцов. Ибо дары и призвание Божие непреложны» (Рим. 11: 28–29). То есть избрание Божие действительно и поныне и современный иудаизм — живая религия и одна из мощнейших духовных сил в нашем мире.

Однако не все так трагично в отношениях между христианами и иудеями. Рассказывают, например, такую историю. Спросили как-то молодые монахи старца в монастыре: «Чему христианин может научиться у иудеев?» Старец ответил: «Любви к Богу». Какой удивительный ответ! Откуда, интересно, он мог узнать об этом, ведь живого общения с иудеями у него не было? Думается мне, что это действие Духа Святого, который любящим Его открывает истину вопреки всякому житейскому опыту.

Действие Святого Духа, который «дышит, где хочет», распространяется не только на христиан, но и на евреев. Большинство евреев в настоящее время в Бога не верит. Самые яростные и последовательные атеисты происходят из евреев. Но вот чудо из чудес: уходит поколение и приходит новое поколение вновь рожденных людей, и из их числа из столетия в столетие без всякой видимой причины вдруг появляются, возникают, можно сказать, из ничего, вопреки исторической реальности, враждебной евреям, христиане-евреи. Их число не велико и не мало, трудно оценить, сколько их. Как правило, они присоединяются к той конфессии, рядом с которой родились, но это необязательно. Христиане из евреев встречаются среди католиков, православных и протестантов. Некоторые из них приобретают известность, а другие остаются в безвестности. Их привлекает личность Иисуса Христа, хочется быть с Ним и более нигде. И это вселяет надежду.
<…>
  





проза Каталог творчества. Новое в данном разделе.
  Христос Воскрес! (в исполнении Ольги Дымшаковой)
( Владимир Фёдоров )

  С Девятым Мая, с Днём Победы!
( Артемий Шакиров )

  Жесткое слово
( Федорова Людмила Леонидовна )

  Сидоров Г. Н. Христиане и евреи
( Куртик Геннадий Евсеевич )

  Скорбь
( Красильников Борис Михайлович )

  Портрет игумена Никона (Воробьёва). 2021. Холст, масло. 60×45
( Миронов Андрей Николаевич )

  Богоматерь с Младенцем. 2021. Холст, масло. 70×50
( Миронов Андрей Николаевич )

  Апостол и евангелист Марк. 2020. Холст, масло. 60×60
( Миронов Андрей Николаевич )

  Отец Иоанн (Крестьянкин). 2020. Х., м. 60/45
( Миронов Андрей Николаевич )

  Апостолы Пётр и Павел. 2021. Холст, масло. 60×60
( Миронов Андрей Николаевич )

  Притча о неверном управителе. 2021. Холст, масло. 60×70
( Миронов Андрей Николаевич )

  Не знаю вас (Я дверь овцам). 2011, 2021. Холст, масло. 50×50
( Миронов Андрей Николаевич )

  Призвание апостола Матфея. 2010, 2020 г.. Холст, масло. 85×70
( Миронов Андрей Николаевич )

  Явление Христа апостолам (Уверение Фомы). Авторское повторение. 2017, 2021. Холст, масло. 70×60
( Миронов Андрей Николаевич )

  Притча о купце и жемчужине. 2020. Х., м. 85/120
( Миронов Андрей Николаевич )

  Христос в доме Симона фарисея. 2020. Х., м. 85/120
( Миронов Андрей Николаевич )

  Перед Святым Рождением Христа
( Цветкович Ольга Львовна )

  Автор Мария Алексеевна Тихонова. Редактор Сугоняко Анастасия Сергеевна. Книга Моих Воспоминаний
( Тихонова Мария Алексеевна )

  Вот и всё...
( Красильников Борис Михайлович )

  Сидоров Г.Н. Размышления о судьбах Церкви
( Куртик Геннадий Евсеевич )

  На пороге
( Куртик Геннадий Евсеевич )

  Навеянное эпидемией
( Красильников Борис Михайлович )

  Дождь
( Геннадий Куртик )

  Преподобный Гавриил (Ургебадзе) Самтаврийский, исповедник и Христа ради юродивый. 2020. Холст, масло. 60/40
( Миронов Андрей Николаевич )

  Пелагея Рязанская. 2020 г. Холст, масло. 35/25
( Миронов Андрей Николаевич )

  Гость. 2019. Холст, масло. 60×30
( Миронов Андрей Николаевич )

  Царь Иудейский. 2019 г. Холст, масло. 70/60
( Миронов Андрей Николаевич )

  Се, Мати твоя. 2020 г. Холст, масло. 50/50
( Миронов Андрей Николаевич )


Домой написать нам
Дизайн и программирование
N-Studio
Причал: Христианское творчество, психологи Любая перепечатка возможна только при выполнении условий. Несанкционированное использование материалов запрещено. Все права защищены
© 2022 Причал
Наши спонсоры: