Христианская проза
Христианская поэзия
Путевые заметки, очерки
Публицистика, разное
Поиск
Христианская поэзия
Христианская проза
Веб - строительство
Графика и дизайн
Музыка
Иконопись
Живопись
Переводы
Фотография
Мой путь к Богу
Обзоры авторов
Поиск автора
Поэзия (классика)
Конкурсы
Литература
Живопись
Киноискусство
Статьи пользователей
Православие
Компьютеры и техника
Загадочное и тайны
Юмор
Интересное и полезное
Искусство и религия
Поиск
Галерея живописи
Иконопись
Живопись
Фотография
Православный телеканал 'Союз'
Путь к Богу
Максим Трошин. Песни.
Светлана Копылова. Песни.
Евгения Смольянинова. Песни.
Иеромонах РОМАН. Песни.
Жанна Бичевская. Песни.
Ирина Скорик. Песни.
Православные мужские хоры
Татьяна Петрова. Песни.
Олег Погудин. Песни.
Ансамбль "Сыновья России". Песни.
Игорь Тальков. Песни.
Андрей Байкалец. Песни.
О докторе Лизе
Интернет
Нужды
Предложения
Работа
О Причале
Вопросы психологу
Христианcкое творчество
Все о системе NetCat
Обсуждение статей и программ
Полезные программы
Забавные программки
Поиск файла
О проекте
Рассылки и баннеры
Вопросы и ответы
Наши друзья
 
 Домой  Каталог христианского творчества / Конкурсы / Рождественское 2014 / Спасательный круг (И. Перова) Войти на сайт / Регистрация  Карта сайта     Language По-русски По-английски
Рождественское 2009
Рождественское 2010
Пасхальное 2009
Пасхальное 2010
Рождественское 2011
Рождественское 2012
Рождественское 2013
Рождественское 2014
Пасхальное 2014
Рождественское 2015

Помогите построить храм!
Интересно:
Рекомендуем посетить:

 
Спасательный круг (И. Перова)

Ирина Перова
Спасательный круг
Увидев же звезду, они возрадовались радостью весьма великою, и, войдя в дом, увидели Младенца с Мариею, Матерью Его, и, пав, поклонились Ему; и, открыв сокровища свои, принесли Ему дары: золото, ладан и смирну.
(Мф.2:9-11)

Пираты. Кругом были одни только пираты. А муж опять ушёл на работу, не поцеловав её.
Соня зажмурилась, как в детстве, для того чтобы наступившая опас-ность обошла её стороной, а пираты не заметили.
Прошла ещё минута. Соня вдруг ещё больше встревожилась и резко поднялась. Но эта новая тревога отличалась от прежней тем, что она произрастала на реальной почве. Соня вдруг испугалась мнения окружающих.
Она резко поднялась. Подошла к зеркалу и поправила причёску. Слава Богу! Даже если бы сейчас кто-нибудь и вошёл в кабинет, то никогда бы не заподозрил эту милую светловолосую женщину, одетую в модный деловой костюм, в столь странных действиях.
Соня потёрла рукой лоб. Скорее всего, этого не повторится. Но на всякий случай надо попить каких-нибудь успокоительных таблеток. Какие там Стас выписывает своим пациентам… Это нетрудно выяснить.
Но ей не удалось хорошенько обдумать этот вопрос. В этот момент секретарша доложила о приходе клиента.
Соня быстро прошла к своему рабочему месту и заранее приготовила улыбку на своём миловидном лице.
– Добрый день, – через пару секунд она уже деловито и любезно беседовала с посетителем, усталым мужчиной средних лет. – Пожалуйста, объясните подробнее, какую квартиру вы бы хотели найти.

Стас как раз подъезжал к дому Ольги. Он весь день ждал этой встречи. Жаль, что приходится столько времени тратить на работу, на невыносимых пациентов, которые считают, что весь мир должен вращаться вокруг их фобий и отклонений. Угораздило же его выбрать такую профессию! Невероятная усталость скопилась в нём за этот год. Ему казалось, что он получил настоящее отравление от болезней своих пациентов. Как будто психические заболевания могут быть заразными…
Какое счастье, что Ольга – абсолютно здоровый и адекватный человек. Он никогда не смог бы жить с психически больной женщиной. Кстати, Ольга всё чаще поговаривает о том, чтобы им жить вместе. И он сам всё больше и больше склонялся к этой мысли. Чем он виноват, что не сразу встретил женщину своей жизни? Да, придётся пережить неприятные минуты объяснения с Софьей. Но что же делать? Она должна понять. В конце концов. Софья тоже нормальный и адекватный человек и… хватит о ней.
Палец Стаса буквально ударил по холодным клавишам домофона. Наконец-то! До желанной встречи оставались какие-то несчастные секунды, и он не желал осквернять их муками совести.

К сожалению, пираты вернулись и в ещё большем количестве. София всерьёз опасалась, что ей не хватит пороха. Но нет! Всё же хватило. Она даже успела снять повязку с глаза и отмыть запачканное лицо к приходу мужа. Наверняка он ничего не заметит. Он вообще не замечает её в последнее время. Но вот беспорядок заметит точно. Самое главное – проветрить, чтобы исчез запах пороха. Вот жаркий бой был! Но к следующему она подготовится получше.

Стас недоумевал. По всему дому валялись пластмассовые игрушечные пиратики. Он подобрал с пола одноногого Сильвера и долго, с изумлением, рассматривал его. Он никак не мог соединить его с Софьей и первое время сидел прямо на полу в каком-то ступоре. Проще всего было, конечно, спросить у неё самой, что это значит. Но не хотелось. Почему – он и сам не знал. Эта груда пиратов, как привет из прошедшего детства, несла в себе тень какой-то угрозы. Угрозы, которая прямиком относилась к их с Ольгой отношениям. А он не желал никаких угроз. Поэтому Соня не получила никакого выговора по поводу беспорядка. С некоторых пор для Стаса существовали вещи и поважнее.

У Софьи была теперь одна очень трудновыполнимая задача – сделать так, чтобы Стас не заметил её состояния. Она и про себя не решалась произнести слово «болезнь» и даже в собственных мыслях называла «это» состоянием. Так вот, она прекрасно знала, что Стас – очень хороший психиатр и провести его почти нереально. Но ей, уже занесшей свою стопу над пропастью нереального, уже не казалось что-либо невозможным. Тем более что Стаса в последнее время почти не бывает дома. Очень много работы. Видимо, слетевших с катушек становится всё больше и больше. И она – одна из них. Соня даже придумала план: приложить все силы к тому, чтобы дотянуть до отпуска и, будучи не уличённой в психическом заболевании, уехать куда-нибудь одной, лучше всего за границу, в Швейцарию, допустим, и там найти специалиста. Он её и вылечит. Простейшее решение! Самое трудное, конечно, убедить Стаса провести отпуск по отдельности. Наверное, долго придётся его уговаривать, убеждать. Но от этого зависит вся их дальнейшая жизнь. Он, разумеется, не бросит жену, узнав о таком её состоянии, но нельзя, просто невозможно навесить на него груз. Хватит ему помешанных и на работе. До отпуска два с половиной месяца. Главное – продержаться, не утонуть. Но плавает она отлично! Даже пираты в этом убедились. Ой, да они, кажется, на горизонте! И отлично вооружены. Пушку! Вот что ей нужно приобрести. Кажется, вчера она видела подходящую.
Надо же! До отпуска почти три месяца, а Ольга уже завела разговор об отдыхе на море. Стас даже почувствовал некоторое раздражение. Если он не разведётся до этого времени с Софьей, то и речи не может идти о раздельном отпуске. Она никогда не согласится! Но с другой стороны, идея отдыха с Ольгой была манящей и зовущей, как парус на горизонте. Теперь уже мысль о Софье выводила его из себя. Как бы развязаться со всем этим так, чтобы никого не затронуть, чтобы Сонька не обиделась… Вот если бы она сама дала повод. Но разве же она даст… Что-нибудь нужно придумать. В крайнем случае, жене он что-нибудь наврёт, а разводом займётся осенью.

О том, что у Стаса есть другая, Соня узнала случайно. Другая… Какое слово… уничтожающее… другая… другая… не ты. Это слово может потопить даже на мели. И это сейчас, когда она барахтается на критической глубине, а вовсе не на мели! Спасательный круг – вот что ей сейчас нужно. А «другая» – это груз на шею. Как теперь бороться с пиратами, когда последние силы отняла та… черноволосая?!
Соня говорила клиенту свой заученный текст о преимуществах данного района, а глаза её уже видели грозно приближающихся пиратов. Она замолчала на полуслове, потом начала задыхаться. Растерявшийся клиент был вынужден ретироваться. Сделка заключена не была. Соня осталась одна посреди океана, а с горизонта прямо к ней плыли пираты. Сомнений не было: их цель – она. Вот они попрыгали с корабля в шлюпки и несутся, перескакивая через волны, прямиком к ней. Сколько же их, этих шлюпок? Две, три, семь? О Господи! Она не справится с ними! Ведь сейчас у неё нет не то что пушки, а даже оружия поскромнее.
Вот поехала с клиентом в отдалённый район смотреть квартиру и случайно увидела их. И что теперь?..
Битва с пиратами в этот раз была недолгой. Соня как-то быстро пошла ко дну, а когда вернулась в реальный мир, то очень удивилась, обнаружив себя живой. Голова была на удивление ясной, а сама она – очень спокойной. «Любовь уплыла от меня, – думала она – и бороться я не буду. Любовь – не жизнь. За жизнь свою я буду сражаться с пиратами. Но Стас – он свободный человек. Даже Бог даёт свободу своим чадам. А кто я? Итак, сейчас моя главная задача – не показать ему, как серьёзно я больна. Вообще не показать, что я больна. Иначе он никогда не уйдёт от меня. А не уйдёт – будет несчастным. И кому от этого будет легче? Он любит другую, значит, по самой простой логике, должен быть с ней. Но сколько я смогу продержаться, чтобы он ничего не заметил? Немного. Совсем немного. Мне нужно уйти самой. И я уйду».

Стас заметил, что с Соней что-то не так. Она была странной, с огром-ными глазами, смотрящими в какое-то неведомое ему пространство. Но не это поразило его, а то, что она перестала замечать его, заглядывать в рот, стараться угадать его пожелания… Она переселилась в какое-то иное внутреннее пространство, и происходившее там было для неё важнее, чем он. Стас не узнавал её. Он пытался за завтраком и за ужином поймать её взгляд, так как часы трапезы были теперь единственным временем, которое они проводили вместе. Но ничего не выходило. А ещё ему не давали покоя пластмассовые пираты, найденные им недавно на полу в гостиной. Спрашивать он не решался, боясь потянуть за ниточку и размотать клубок разговора, которого он опасался.
Осень караулила их на каждом шагу и забрасывала их мёртвыми листьями. Они продирались сквозь этот листопад каждый в свою сторону, и жёлтая преграда осени разводила их ещё на дальнее расстояние. Он встречался с Ольгой каждый день, почти не таясь, подстёгиваемый чувством почти полной безнаказанности. Но однажды, сам не понимая, почему, остановил машину и, прервав разговор с Ольгой на полуслове, выскочил наружу, едва только завидев маленький красный «Smart» Сони, как-то робко приютившийся у края дороги и её саму, в длинном белом вязаном пальто и красном берете (который, кстати, всегда раздражал его), юркнувшую в большой супермаркет детских товаров.
«ЧТО-О ей здесь понадобилось?» – подумал Стас и сразу как-то не-кстати вспомнил о разбросанных по полу пиратах. Недоброе предчувствие заставило его припустить за ней, дабы не потерять её в людских волнах – посетителях магазина. Он, приложив руку к стучащему сердцу, прячась за спинами, плыл за нею по эскалатору. Мысль: «А что там Ольга?» ни разу не посетила его.
Он чуть было не упустил Соню один раз, но кричащий красный свет её берета, словно тревожная кнопка, помог обнаружить беглянку среди тусклой толпы. Хотя почему «беглянку»? Он и сам не мог понять, почему это слово пришло ему на ум. Он шёл за ней и злился, что вынужден так по-дурацки тратить время. Наконец, пройдя мимо бесчисленных отделов, она свернула в один из них, с игрушками для мальчиков. Не понимая самого себя, он вошёл за ней. Его удивило, что продавцы знали её.
– Вам, как всегда? – улыбаясь спросила продавщица.
– Да, мне два набора пиратиков и… и ещё пушку вон ту. Нет-нет, ле-вее, самую большую.
Она указывала продавщице рукой на полки с игрушечными пушками, и Стас, кипя от ярости, схватил её за запястье. Одна продавщица вскрикнула, другая отшатнулась. И только лишь одна Соня не издала ни звука и повернулась не сразу. Она как будто знала, кто это и не хотела видеть его. Стас сжимал запястье всё сильней, понимая, что жене больно, но продолжал делать это, потому что его раздражение переливалось через край. Когда она обернулась, её лицо было спокойным, а глаза – чистыми и ясными.
– Стас? Ты не на работе?
– Ты что здесь делаешь? Не обо мне речь.
– Игрушки покупаю.
– Игрушки?! Для кого?! У нас нет детей, вы понимаете? – обратился он к продавщицам, молодой и постарше, рыженькой и блондинке. – У нас нет ни детей, ни племянников, ни даже друзей с детьми. Так для кого ты берёшь эти игрушки и, не в первый раз, как я понимаю?
– Я, я в детский дом. Там дети… без родителей. Им плохо. У них нет ничего. Пусти! – она дёрнула руку, но он всё ещё держал тонкое запястье, только лишь немного ослабив хватку от изумления. Она, воспользовавшись этим, сильно дёрнулась и вырвалась.
Всё. И исчезла.
«Как жар-птица» – подумалось ему. Некупленные игрушки: груда пиратов остались лежать на столе, а пушка стоять на полке. Продавщицы, совсем растерялись. Одна потянулась было к пиратам, чтобы убрать их назад, но Стас крикнул:
– Куда? Я беру их. И пушку тоже. Упакуйте.
Ольга, которая уже стояла у машины, кутаясь в длинное меховое пальто, курила и зло прищурившись, наблюдала за выходом. Она тоже видела благоверную любовника и поняла, что он кинулся за ней. Теперь ей оставалось одно: ждать, чем всё кончится. Бежать за ними в самую гущу народа, по меньшей мере, глупо. Единственная месть ему сейчас – это уйти и бросить его машину открытой. Она так и сделала. Куда он денется? Прибежит. А она ещё подумает, прощать его или нет.
Вышедший из магазина Стас даже не заметил исчезновения Ольги и распахнутой машины. Он нёс в руках пакет с игрушками и шёл, сам не зная куда. Пройдя так одним махом несколько улиц, словно Гулливер, который легко перешагивал через любые строения в городе лилипутов, он вдруг резко остановился. Как будто Каспар, Мельхиор и Валтазар , все трое, разом что-то шепнули ему, что-то важное и нужное ему. Почему он не заметил раньше? Он, психиатр! Ведь в последнее время Соня вела себя более чем странно: вечерами по нескольку раз проверяла, плотно ли зашторены шторы… Он должен был обратить внимание на этот признак! Она боялась чего-то такого, чего нет на самом деле! Что же это? А сегодня, в магазине… Какое у неё было лицо! Бледное, испуганное… глаза, смотрящие в сторону… О Боже! Как он мог не заметить, что во время разговора она вдруг замолкала и как будто к чему-то прислушивалась! Это же явные симптомы… И как он мог их не заметить?! Идиот! – обругал он себя. Полный идиот, а не психиатр. Но что это может быть? Он беспомощно заглянул в пакет с игрушками. На него неожиданно посыпались сверху колючие и холодные снежинки. Ранний снег. Ого-рошивающее событие для этого тёплого, солнечно-жёлтого октября, точно такое же, как и открытие, сделанное им сегодня.
Домой! Вот куда ему нужно. Он прыгнул в проезжавшую мимо маршрутку, так и не вспомнив об оставленной у магазина машине. Все кругом только и говорили о падающем снеге. А Стас боялся, что с Соней что-то произошло.
Он ворвался домой, швырнув пакет с игрушками возле порога. Его предчувствие оправдалось: жены дома не было. Пробежав в мокрых и грязных ботинках по всей квартире (чего раньше он никогда себе не позволял), он ещё раз убедился в этом. Где её теперь искать в этом огромном городе?
На кровати лежала бумажка. Он (заранее предчувствуя самое ужасное – предсмертную записку) взял её в руки и развернул.
«Я тебя больше не люблю. И ты можешь жить, как хочешь. Мы договаривались. Помнишь?».
Он не помнил. Потрясённый, скомкал записку и бросил на пол. Закурил (в комнате!!! Он – сторонник чистоты и свежего воздуха), подошёл к окну и уставился вниз.
Снега становилось всё больше, и от этого как-то холодело внутри. Снег сейчас – это нарушение правил. И в его жизни произошло нарушение правил. Как отыскать её?
Что-то смутное вертелось в голове. Сейчас он должен вспомнить. Ка-кое-то кафе… Зима. Они что-то отмечают. Такое странное название кафе. И музыка там звучала особенная. Кажется, рождественские гимны в исполнении западных звёзд. Уитни Хьюстон точно звучала. Её не спутаешь. Да, и Соне нравилось. Что Соня сказала тогда? Они только поженились и верили, что их любовь будет вечной. Никто никогда не встрянет между ними. Потому что это невозможно. Их любовь – лучший щит от вмешательства извне. Но Соня почему-то сказала: если кто-то из нас разлюбит или полюбит кого-то, другой сразу самоустраняется. Он, смеясь, согласился с ней. Потому что знал, что это невозможно.
Ольга.
Он первым нанёс удар по их любви, и щит треснул. Он предал Соню, допустил чужого третьего в их мир, и теперь Сони нет.
Вот причина: Соня почувствовала, что он разлюбил её и заболела. Нормальная реакция психики на предательство. Нормальная для такого человека, как Соня. Она не вынесла удара, но при этом сделала вид, что ничего не знает, да ещё болезнь пыталась скрывать. А записка… Он ни на секунду не поверил, что она на самом деле разлюбила его. Просто самоустранилась.
Его теперь вообще не волновало, что ещё вчера он любил Ольгу и мечтал остаться с ней. Его сейчас не волновала любовь как таковая. Было что-то выше этого. Выше любви, выше дней и ночей, проведённых с любовницей, выше счастья, которое дарила Ольга. Душевнобольная жена, которая в своём почерневшем, как кошмарная ночь, сознании, сражалась с пиратами. И ей нужна была помощь.
«Волхв»! Кафе называлось «Волхв»!
Соня сидела на деревянной скамейке за деревянным столиком кафе. Перед ней стояла бутылка водки. Пела Уитни Хьюстон, но до рождествен-ских гимнов было ещё далековато. Официанты заключали между собой пари, после какой рюмки эта странная девушка в красном берете рухнет со скамьи.
В кафе, покачиваясь, вошёл новый посетитель в длинном шарфе. Остановившись, он оглядел всех посетителей, и безошибочно сразу же выбрал Соню, подошёл к её столику.
– Мадам, – обратился он к ней, – я сегодня на мели, но…
– Официант, ещё бутылку! – крикнула Соня.
– Мм, – восхищённо протянул посетитель, плюхаясь на скамью напротив, – боюсь, я вас недооценил.
– А меня, – Соня быстро запрокинула в себя рюмку, – не один ты недооценил.
Не закусывая, Соня выпила ещё рюмку.
– О чём это я? – спросила она. – Ах, да! Не один ты меня недооценил, а ещё один гад. И он…
Она подняла глаза на собеседника и обомлела. Мужика в шарфе больше не было. Перед ней сидел настоящий пират, причём, самый страшный из всех. Он не улыбался и ужасными чёрными глазами глядел на неё. Череп на его бандане тоже не сводил глаз с Сони. И она поняла: или он её или она его. Что делать? Соня взяла со стола только что принесённую бутылку и размахнулась, чтобы попасть прямиком по бандане. Надо сказать, что именно в эту минуту на море начался кошмарнейший, самый страшный и ужасный шторм, какой только был со времён библейского потопа. Чернота закрыла всё кругом, и кто уже нападал на Соню в этой темноте, она уже не знала.

Когда прояснилось, и Соня открыла глаза, она с удивлением поняла, что Стас сидит рядом с ней. Но этого не может быть! Не должно. Он узнал, что она психичка и у него есть другая, любимая. Она догадалась, что он понял это там, в магазине. Она буквально прочитала свой диагноз в его глазах. И человек! Она убила человека! Вот чего перенести нельзя!
«А где пираты?»
«Они уплыли»
«А тот – самый главный, в бандане?»
«Его больше нет»
«Я убила его?»
«Я убил его»
«Ты?!»
Соня почувствовала, что перестала тонуть. Как будто ей сверху кинули спасательный круг.
«Правда – ты?»
«Не думай о нём больше»
«И они больше не вернутся?»
«Никогда. Пока я с тобой – никогда».
«Пока ты со мной – никогда».
Эти слова прозвучали не в нашем мире.
А потом они пошли завтракать.
Где-то далеко корабль с чёрным флагом, на котором ухмылялся чёрный череп с перекрещёнными костями, уходил за горизонт.
Вместо них двигались навстречу младенцу Христу и всем людям мудрые волхвы и несли они им в дар добро, любовь и надежду.
  
Уважаемые посетители!
Вы можете один раз проголосовать за каждого автора и при желании оставить краткий отзыв.

  
Подано голосов: 3



Каталог творчества. Новое в данном разделе.
  Adagio Адажиа - Гимн Любви
( Хомелев Г.В. )

  Молодая семья и отношения с родителями. Размышляя над словами Евангелия
( Наталия Владимировна Смольникова )

  Пора браться за ум.
( Храпов Владимир Викторович )

  ЕГОРКА И ВОССТАНОВЛЕНИЕ ХРАМА
( Храпов Владимир Викторович )

  Благовещение. 2019. Х., м. 30/60
( Миронов Андрей Николаевич )

  Ныне Бог родился. 2018. Холст, масло. 50/50
( Миронов Андрей Николаевич )

  Отец Серафим (Роуз) в своей келье. 2018
( Миронов Андрей Николаевич )

  Христос в доме Марфы и Марии. 2018. Х., м. 80/70
( Миронов Андрей Николаевич )

  Спас Нерукотворенный. 2018. Д., м. 59,4/46,5
( Миронов Андрей Николаевич )

  и всё же мы - Ангелы...
( Екатерина Фролова (Катрены Феп) )

  Перо Ангела.
( Екатерина Фролова (Катрены Феп) )

  Ангел-Хранитель.
( Екатерина Фролова (Катрены Феп) )

  Ангел печали.
( Екатерина Фролова (Катрены Феп) )

  Молитву начну сначала
( Зоя Верт )

  Моя Рязань
( Наталия Владимировна Смольникова )

  Преподобному Иосифу Исихасту Афонскому
( Зоя Верт )

  Преподобный Силуан Афонский. 2018. Холст, масло. 50/40
( Миронов Андрей Николаевич )

  Динарий кесаря. 2018. Холст, масло. 70/100
( Миронов Андрей Николаевич )

  Добродетель и смирение. 2018. Холст, масло. 60/60
( Миронов Андрей Николаевич )

  Камо грядеши? 2018. Холст, масло. 50/80
( Миронов Андрей Николаевич )

  Преображение Господне. 2018. Холст, масло. 70/90
( Миронов Андрей Николаевич )

  Мне бы тело молодое
( Красильников Борис Михайлович )

  Можно ливнем разрыдаться
( Красильников Борис Михайлович )

  Маленький подмастерье под небом Бога…
( Ружин Сергей Николаевич )

  Казино…
( Ружин Сергей Николаевич )

  Маленький подмастерье под небом Бога…
( Ружин Сергей Николаевич )

  Оставлен рай — и брат восстал на брата...
( Зоя Верт )

  Богородице
( Зоя Верт )


Домой написать нам
Дизайн и программирование
N-Studio
Причал: Христианское творчество, психологи Любая перепечатка возможна только при выполнении условий. Несанкционированное использование материалов запрещено. Все права защищены
© 2019 Причал
Наши спонсоры: