Христианская проза
Христианская поэзия
Путевые заметки, очерки
Публицистика, разное
Поиск
Христианская поэзия
Христианская проза
Веб - строительство
Графика и дизайн
Музыка
Иконопись
Живопись
Переводы
Фотография
Мой путь к Богу
Обзоры авторов
Поиск автора
Поэзия (классика)
Конкурсы
Литература
Живопись
Киноискусство
Статьи пользователей
Православие
Компьютеры и техника
Загадочное и тайны
Юмор
Интересное и полезное
Искусство и религия
Поиск
Галерея живописи
Иконопись
Живопись
Фотография
Православный телеканал 'Союз'
Путь к Богу
Максим Трошин. Песни.
Светлана Копылова. Песни.
Евгения Смольянинова. Песни.
Иеромонах РОМАН. Песни.
Жанна Бичевская. Песни.
Ирина Скорик. Песни.
Православные мужские хоры
Татьяна Петрова. Песни.
Олег Погудин. Песни.
Ансамбль "Сыновья России". Песни.
Игорь Тальков. Песни.
Андрей Байкалец. Песни.
О докторе Лизе
Интернет
Нужды
Предложения
Работа
О Причале
Вопросы психологу
Христианcкое творчество
Все о системе NetCat
Обсуждение статей и программ
Полезные программы
Забавные программки
Поиск файла
О проекте
Рассылки и баннеры
Вопросы и ответы
Наши друзья
 
 Домой  Статьи / Православие / Истории детей: Сестрица Аленушка и братец Иванушка Войти на сайт / Регистрация  Карта сайта     Language Истории детей: Сестрица Аленушка и братец ИванушкаПо-русскиИстории детей: Сестрица Аленушка и братец Иванушка Истории детей: Сестрица Аленушка и братец ИванушкаПо-английскиИстории детей: Сестрица Аленушка и братец Иванушка
Истории детей: Сестрица Аленушка и братец Иванушка
Истории детей: Сестрица Аленушка и братец Иванушка
Дорога к храму
Жизнь в Церкви
Семья
Детский вопрос
Святые и подвижники
Милосердие
Наука и вера
Работа и профессия
Далеко
Миссия
Рядом с чудом
Cовременники
Рецепты блюд
Читаем
По - немногу обо всем
Праздники
Паломничества

Помогите построить храм!
Интересно:
Google
Web www.priestt.com
Рекомендуем посетить:

 
Истории детей: Сестрица Аленушка и братец Иванушка


Читать предыдущую историю


- Там не просто грязно! Там вонь такая стоит, вы бы видели! - социальный работник Галя даже чуть подпрыгивала и взмахивала рукой, тщетно стараясь изобразить все "в звуках и красках".

- Галь, ну как можно вонь увидеть? - укоризненно поправила Люда, работающая с Галей бок о бок в службе "Кровная семья", - но воняет там действительно...

- А дедушка вышел к нам - пьяный, еле на ногах держится. Голый весь..

- Как - голый? Ужас какой... Что, прямо голый вышел?

- Ну, не совсем голый... На нем повязка какая-то набедренная была. Посмотрел на нас, и ушел спать дальше. А комнаты нам бабушка показывала. Мебели почти нет, тряпки какие-то на полу... А стены чем-то таким испачканы... ну прям не знаю, чем.

Отчет о посещении кровной семьи детей Ивановых проходил как-то излишне эмоционально. Видимо, запах повлиял...

Дети Ивановы поступили в наш детских дом накануне. Прямо из семьи, от бабушки с дедушкой. Таких детей у нас в детском доме почти половина - тех, кто прямо из семьи... Еще вчера ребенок ночевал в своей не слишком чистой, но родной постельке. Смотрел на мир из своего окошка. А сегодня - казенный дом, изолятор...

Почему их забрали? Нет, никаких "душераздирающих" подробностей не было. Школа неоднократно жаловалась на то, что дети запущены. Плохо, грязно и не по сезону одеты. При очередном медосмотре обнаружили педикулез. Соседи при опросе подтвердили - да, пьют бабуля с дедулей, ох, пьют! Ну и разные другие обстоятельства учитывались органом опеки...

Есть в нашем детском доме служба "Кровная семья". Ну да, та самая, что посещала бабушку с дедушкой. Их основная задача - профилактировать неблагополучные семьи. Делать что-то, чтобы вот этот вот ребенок не потерял своих не слишком путевых, но любимых родственников.

А если нельзя профилактировать? Тогда - работать с семьей ребенка, попавшего в детский дом. Иногда ведь удается - ребенок к маме возвращается. А если нет никаких шансов для ребенка - вернуться? Тогда - все равно работать. Поддерживать связь, собирать информацию. Вот и ходили они "в гости".

Двенадцатилетняя Алена училась во втором классе. Десятилетний Ваня - в третьем. Спрашивается, чего ж в школе так долго думали? Девочка-то - даже не второгодница. Это ж сколько нужно было не обращать на детей внимания! Оказалось, что все не так просто...

Три года назад мама привела детей в эту школу. Девятилетнюю Алену и семилетнего Ваню. Первый раз в первый класс. Мама считала, что для девочки так будет лучше - пойти учиться не в семь лет, а в девять. Пусть подольше длится детство. Опять-таки - вместе с братом. Училась Алена хорошо, с удовольствием заучивая новые буквы и цифры. Только вот дразнили ее в классе. Два года разницы не шутка. Другим детям смешно - такая большая, а ничего не знает.

У шустрого и смекалистого Ваньки проблем не было совсем - его любили и приятели, и учителя. Особенно учителя физкультуры. Еще бы, быстрее всех бегает, выше всех прыгает, и в школьной футбольной команде играет. Да и вежливый такой мальчик, послушный.

Поздней весной умерла мама Алены и Вани. Смерть была внезапной, что-то с сердцем. В школе детей очень жалели, зная, что отца у них не было. Были бабушка с дедушкой, да только вот поговаривали, что с ними что-то не совсем в порядке. Не то болеют, не то что... Школа взяла на себя организацию похорон.

Вскоре выяснилось, что бабушка с дедушкой внуков воспитывать вряд ли смогут. То, что дедушка попивает, сомнений не вызывало. По поводу бабушки сомнения были. Сама она все больше плакала, признавалась, что "иногда по чуть-чуть", но обещала бросить "ради детей". Те, кто должен был принять решение, колебались. Уж очень жалко было отдавать Алену и Ваню в детский дом.

К большому облегчению всех, кто принимал участие в детях, появился родной дядя - брат покойной мамы, который и выразил желание взять детей под опеку. Дети были рады, дядю они любили, и готовы были ехать к нему. Ехать нужно было в другой город. На том и порешили. Долго ли, коротко ли, выполнив все формальности... Десятилетняя Алена и восьмилетний Ваня уехали.

Через полтора года они вернулись...

...Что-то там у него случилось - не то жениться собрался, не то в командировку длительную. Детей привез к бабушке с дедушкой - а куда еще их девать? Бабка, утерев слезу, повела их в школу. Середина учебного года, кто опекун детей - непонятно, все не по правилам... Вспомнили, пожалели. Особенно учителя физкультуры обрадовались - по Ваньке соскучились. "Учителя" - потому что там семейная пара работала. Муж и жена, и оба физкультуру преподают. Они потом рассказали, что Ваньку-то хотели под опеку взять, когда мама умерла.

Ваня в третий класс пошел. Аленушка - во второй. Красивая одиннадцатилетняя девочка. Как там деликатно выражаются - "формы" стали появляться. Третий класс не потянула совсем. Второй-то - еле-еле... Ну не в первый же ее сажать. "Не нравится учиться?" - молчит. Молчит все время. Лицо - не то что злое...
...Отрешенное какое-то. Красивое и отрешенное.

Так и шло все. Так как-то... Из школы приходили - жалели... Бабка вроде не пьет, дед вроде болеет. У детей - комната. Ну, грязновато... Помогали, чем могли. Бабка все ходила куда-то, что-то на детей оформляла. Ваньку в школе расспрашивали. А Ванька что - пацан, ветер в голове. "Да все хорошо-о-о". Чипсов поел - и в футбол играть. У кого-то сердце за детей болело, конечно. Но вроде все молчат. Надо бы вмешаться. А может, и не надо? Чужая жизнь...

Так почему забрали в детский дом? Ну, вот потому и забрали. Соседи, школа. Педикулез, опять-таки. "Семья не имеет возможности удовлетворять базовые нужды ребенка" - так это вроде называется. "Что влечет за собой угрозу жизни и здоровью". "Базовые нужды" - это, кто не знает, - поесть, попить, поспать, согреться. Полечиться, если заболел. Младенцы от "неудовлетворения" этих самых базовых нужд - умирают. Те, кто постарше - выживают. Хотя тоже по-разному бывает...

Сначала все шло весьма оптимистично. Почти одновременно с детьми в детский дом пришли те самые учителя физкультуры: "Хотим взять детей под опеку". Ну, вот и хорошо, вот и ладушки... У них и документы готовы были, на опеку. Обследовать их только нужно было, и - вперед.

Интересная такая пара была. Выразительные. Высокие, красивые. На Ваньку-то они давно "глаз положили". Ну, нравился им мальчик, когда еще все в порядке было, когда мама жива была. "Хотя, вы знаете, - покусывала губу Физкультурница, - мне кажется, и тогда что-то не так было... Мне кажется, мама там тоже попивала..." Поговаривали, что так и было... Только что теперь-то, о покойнице...

- Когда мама умерла, мы сразу документы на опеку собирать стали. У нас единогласие полное было в этом вопросе.

- А Лену вы тоже собирались под опеку брать?

- Лену? - минутная пауза, потом бодрым голосом, - конечно, как же иначе, они же брат и сестра!

Снова пауза. Ждем. Через пару минут Физкультурник по-мужски берет на себя неприятную часть разговора:

- Лену мы брать не собирались. Ваня нам нравился. А Лена - нет. Мы подумали, что ее кто-нибудь другой возьмет.

- Кто, например?

- Откуда я знаю, кто? - в голосе появились нотки обиды, - мы же не могли за всех думать. Парня взять хотели. Воспитали бы его, как сына.

- Ну, а сейчас? Вы же хотите обоих детей под опеку брать?

- Ну, нам объяснили, что брата с сестрой разлучать нельзя.

- Вы же сказали, что Алена вам не нравится?

Разговор явно заходил если не в тупик, то в область весьма неопределенную. Получалось, что по-настоящему они хотели взять только мальчика. Сестра шла "до кучи". У нас в практике был похожий случай. Там, правда, разница между детьми была гораздо больше. Люди пленились очаровательным большеглазым "карапузом" трех лет, у которого была двенадцатилетняя сестра. Отношения не сложились напрочь. Карапуз привык считать старшую сестру "мамкой", и на новых "претендентов" реагировал с опаской. Девочка не могла взять в толк, с какой стати она, такая взрослая, должна слушаться этих "тетю и дядю". Дети вернулись в детский дом. Психолог Маша Капилина была категорически против розовых надежд на тему "стерпится - слюбится".

Физкультурница встрепенулась и уставилась на нас умоляющим взглядом:

- Не слушайте его. Я всегда о девочке мечтала. Правда, о маленькой, конечно... Я думаю, смогу я с ней найти общий язык. Мне она, правда, нравится. Она красавица, тихая такая.

Разговаривали мы долго, часа три. Понятно было, что проблем много. Дети немаленькие. "Физкультурники", конечно, опыт общения с детьми имеют, но ведь опыт тот - все больше "по свистку на старт". Договорились, что пройдет у нас тренинг подготовки к принятию ребенка. Отнеслись они к этой идее достаточно скептично, но спорить особо не стали. "Пройдем ваш тренинг, обязательно пройдем", - приговаривали они на прощанье, явно полагаясь больше на собственные силы. Ну что ж, неплохо иметь дело с людьми, которые знают, чего хотят.

Наступали майские праздники. "Мы собираемся на дачу на десять дней", - позвонили нам Физкультурники, - давайте, мы детей с собой возьмем. Позанимаемся там с ними".
Новости я узнала, вернувшись на работу после праздников.

- Ну, как там Физкультурники поживают?

- Вещи вчера привезли...

- Какие вещи?

- Ну, детские, какие еще...

- А дети?

- Дети здесь, уже несколько дней, - Ира устало махнула рукой, - подрались там, на даче.

- Кто с кем подрался?

- Ой, не то дети подрались, не то Алена с Физкультурником... Все разное говорят, сам Физкультурник к телефону не подходит. Жена его сегодня не то приедет, не то звонить будет.

Физкультурница действительно приехала. Привезла какие-то забытые детьми мелочи. Детей они решительно передумали брать.
Женщина не то обвиняла кого-то, не то оправдывалась. Сожалела о разбитых надеждах.

- Мы и представить себе не могли, что дети так себя ведут! Они же взрослые. Мы же им объяснили, как нужно себя вести. Я один раз объяснила, муж объяснил. Не понимают... У них ведь задержки, да? - Физкультурница смотрела вопросительно, явно намекая на умственную отсталость детей.

Про драку рассказала честно. Сначала подрались Алена с Иваном. Да нет, ничего особенного не случилось, поспорили о чем-то... Алена постарше, ее "аргументы" оказались повесомее. Физкультурник решил "защитить слабого" и вломил Алене. Не то он ее больно за руку схватил, не то пощечину ей дал, так толком и не выяснили.

- Он не со зла, он просто растерялся, он хотел ей объяснить, что она не права, - Физкультурница явно не одобряла произошедшего, но мужа "не сдавала".

- Ну "объяснил"-то он ей ровно противоположное, - Ира подбирала слова, - он еще раз доказал ей, что прав тот, кто сильней.

Драка была эпизодом "ярким", но не решающим. Гораздо больше незадавшихся опекунов поразило то, что дети их не слушались, убегали гулять и совершенно не хотели делать уроки. Дети ругались матом. Дети не желали чистить зубы. "Вы представляете, она не владеет навыками женской гигиены, - краснея и переходя на шепот, возмущалась Физкультурница, - это непозволительно для молодой девушки, я ей так об этом и сказала". А главное - дети огрызались на каждое замечание.

Физкультурников было как-то жалко, что ли... Ну, хотели люди детей воспитывать. Искренне верили в то, что воспитание сводится к мягким увещеваниям и логическим убеждениям. Понадеялись на то, что дети - "взрослые". Привыкли, что в критических ситуациях достаточно прикрикнуть, и все "строятся в одну шеренгу". "Наломали дров", сами себя испугались, убежали...

Детей нужно было устраивать в семью. Кстати, драка дала пищу для размышлений - в одну ли семью Алену с Ваней устраивать? Надо сказать, это почти непреложный закон - братья и сестры должны жить вместе, в одной семье. Но иногда бывают исключения. Например, если детей "слишком много". Бывает ведь - четверо, например. Троим детям семью найти непросто. А иногда двоих надо "расселять". Почему? Ну, например, один ребенок болеет, и ему нужен особый уход. Бывают и другие причины.

Примечательно, что, например, французские социальные службы смотрят на это дело совсем по-другому. Они считают, что братьев и сестер из неблагополучных семей нельзя помещать в одну принимающую семью. Потому что они будут "воспроизводить деструктивные взаимоотношения". Проще говоря, привык один унижать другого - и будет делать то же самое. А если "расселить" - быстрее привыкнут к тому, что можно быть "хорошим маленьким ребенком".

Короче, правильно или нет, но на тот момент решили Ваньку отдельно "размещать". Вроде было куда - семья одна выражала горячее желание взять мальчика "лет десяти с ласковым характером". Ну, с ласковым, так с ласковым... Алену спросили, не возражает ли она, если Ване отдельную семью найдут? Алена не возражала.

- Вань, тут с тобой одна тетя познакомиться хочет. Ты как, не возражаешь?

Ваня не возражал. Какой детдомовский ребенок будет возражать "знакомиться с тетей?" Что там за тетя - это дело десятое. Потом разберемся... А пока - сводят куда-нибудь, купят чего-нибудь. В гости позовут. Развлечение!

Знакомство семьи с ребенком - процесс давно отлаженный. До того, как семья встретится с ребенком "вживую", они смотрят фотографии, им рассказывают о ребенке. Если есть особые проблемы, специальные требования - об этом сообщают заранее. Чтобы семья могла подумать, взвесить свои силы. Чтобы не получилось так: "Ой, мы просто в него влюбились, и что же нам теперь делать, нас же не предупредили, что у него ЭТО".

Ваня познакомился с Анной и Сергеем. Средних лет пара, несколько лет назад потерявшая взрослого сына. Сергей, человек замкнутый, держался немного "в стороне". Анна, женщина эмоциональная, "горячая", быстро пошла на сближение. Может быть, слишком быстро.

- Ваня, ты на выходные поедешь к нам в гости. Я приготовлю салат.

- Я не люблю салат.

Анну было трудно сбить с толку.

- Это ты сейчас так думаешь. Ты попробуешь салат, и полюбишь. Он очень вкусный.

Для начала договорились пойти погулять. В ближайшую субботу. В следующий понедельник Анна пришла в детский дом. "Вы знаете, - рассказывала Анна, сама не зная, плакать ей или смеяться, - я ведь сначала сама поверила!" По словам Анны, прогулка проходила в теплой, дружеской атмосфере:

- Тетя Аня, - проникновенно сказал Ваня, грустно глядя в стену, - у меня такая вещь случилась... - убедившись в сочувствии и внимании Анны, он продолжил, - нам всегда в субботу деньги дают, чтобы мы купили себе чего-нибудь. А я эти деньги потерял.

- И много денег вам дают?

- Ну, рублей двести-триста...

Удивившись сумме, Анна тем не менее купила Ване "чего-нибудь". Подошло время обеда.

- Теть Ань, а мы обычно в ресторан обедать ходим, по выходным, - сказал Ванька убежденно. В душу Анны закрались сомнения. Пообедали в макдоналдсе.

Конечно, Ванька "разводил" Анну. Несколько позже он сообщил ей, что у него есть брат. Не какой-нибудь, а совершенно родной брат. И без брата он в семью никак не пойдет, а вот с братом - хоть завтра. Анна помнила совершенно точно, что у Ивана есть сестра. Да, собственно, ее с Аленой знакомили. "Братом" оказался ближайший друг Вани, Тимур. "Да хочет ли Ваня к нам в семью?" - расстраивалась Анна, смущенная большим количеством "условий". Кто ж знает?..

Для Алены пока что никакой семьи на примете не было. Хотя, судя по всему, ей и так было неплохо. Она оттаяла, как-то подобрела. Злое, отрешенное выражение лица ушло. Теперь это была очень красивая девочка с лучистыми глазами и мягкой улыбкой. А с учебой дела у нее пошли просто фантастически. По правде говоря, так редко бывает. По возрасту Алена должна была учиться в шестом классе. За год она "перескочила" из второго в четвертый. Был шанс, что через пару лет она сравняется со свои возрастом. Ей понравилось учиться, получать пятерки. Ей хорошо давалась математика. Однажды она мне сказала: "Моя мама была художницей..."

На брата Алена внимания почти не обращала. Да и какая девочка-подросток обращает внимание на младшего брата? Ванька успел встретиться с Анной еще два раза, побывал у них в гостях. В очередную субботу, когда она пришла забрать его на прогулку, мальчик категорически отказался выходить. Объяснять ничего не хотел. Анна ждала. Иван спустился, буркнул, что больше к ним не поедет. Анна чуть не плакала: "Почему ты так со мной поступаешь? Я ведь хотела, чтобы ты у нас жил, я готовила тебе вкусные салаты..."

Потом он все объяснил. Почему это подействовало на него именно так? Анна сказала: "Мы сейчас пойдем в церковь и поставим свечку за упокой души твоей мамы". "Она не имела права обсуждать мою маму, - плакал Ванька, - я не просил ее ставить свечки!"

"Да, я предложила ему зайти в церковь, - рассказывала Анна, - о маме не я первая заговорила, он сам в прошлый раз сказал - вот, у меня мама умерла. Я хотела ему помочь, ведь у меня у самой - горе". Больше они не встречались.

Детдомовская жизнь шла своим чередом. Дети помладше находили свои семьи и переезжали из детского дома - домой. Их места занимали новенькие. Чаще - испуганные малыши. Реже - настороженные подростки.

"Тихий, вежливый, послушный ребенок" - как правило, докладывают на консилиуме воспитатели о вновь "прибывших" детях. Недельки две они - "послушные". Пока испуг не пройдет. Пока не поняли, к лучшему или к худшему такая огромная перемена в их жизни. Потом наступит "всплеск" - новая жизнь ставит новые задачи. Определение "своей" территории, порой переходящее в агрессивный "захват".
Демонстрация независимости. Порой - отчаянное оплакивание прошлого. Безудержная фантазия на тему "кто я?" - "и мы не лыком шиты..." Потом ребенок успокаивается, жизнь входит в привычную колею. Потом все повторится в семье - перемена обстановки, стресс, адаптация...

Алена малышей любила. Возилась с ними, когда было свободное время. А свободного времени было не так много, училась она "изо всех сил". Ванька малышней особо не заморачивался, ну путается под ногами кто-то - и ладно. Новенький, "старенький", какая разница. Вот друг Тимур - это важно. Друг есть, значит, все хорошо. Все же знают, главное - чтобы тебя понимали...

Поток детей "втекал и вытекал". В ту же дверь детского дома втекал поток взрослых - тех, кто хотел взять ребенка в свою семью. Юлия пришла за девочкой. "Девочка-школьница не старше десяти лет" - запрос на ребенка, вполне обычный для работающей женщины. Юлия работала, хорошо зарабатывала. Двадцать пять лет прожила в счастливом браке. Одно маленькое расхождение было между супругами, вполне обычное - она детей хотела, а он - нет. В конце концов, Юлия решила, что дети для нее - главное. С мужем сохранились замечательные отношения, но всю ответственность за дальнейшие события Юлия взяла на себя.

Почему же Юлия решилась принять в семью не одну "девочку- школьницу", а сразу двоих, брата и сестру, да еще и гораздо старше? Вот такая она оказалась - решительная. Так бывает - сплошь и рядом - мы не всегда знаем заранее, на что способны. Часто ошибаемся. И в ту, и в другую сторону...

- У нас квартира такая - ну, роскошная квартира... - Ванька начал рассказ как бы нехотя, небрежно так, вальяжно. Правда, вальяжности ненадолго хватило, и он затараторил, торопясь рассказать о своей новой жизни: - Там дом такой, там мебель такая, а телевизор у нас - вот такой вот!

Приехав в детский дом теперь уже в гости, Иван не упустил случая поразить всех подробностями своей новой жизни. Недавние "товарищи по комнате", слушали с горящими глазами. Ваньку, как того Остапа, несло:

- У нас деньги - валяются везде. Я брать могу - ну, сколько хочу! - заметив огонек недоверия в глазах слушателей, он немного сбился, поправился, - ну, иногда могу... нет, ну не везде валяются, ... там место такое есть, где деньги лежат... я знаю.

В том, что Юлия - женщина здравомыслящая, и деньги разбрасывать где попало не будет, мы были уверены. Да и на тренинге мы эту тему поднимаем, обсуждаем, как и что нужно изменить в быту, чтобы помочь ребенку понять, где проходит граница между своим и чужим. Как не спровоцировать подростка на "противоправные действия" тем, что ценности продолжают валяться где попало, ведь "неловко же" запереть ящик с золотыми цепочками.

Тем не менее, с Юлией решили поговорить на эту тему. Она была разговору рада, так как, с одной стороны, понимала, что принять меры - необходимо. А с другой стороны - боялась детей задеть, проявив недоверие. Успокоилась, поняв, что дети вовсе и не ждут "доверия" такого рода, а неубранные деньги воспринимают как разрешение их взять. Ну, как в детском доме - что лежит в общей комнате, тем ведь каждый может попользоваться, правда?

Договорились с Юлией, что она пока не будет приглашать Ваниных друзей в гости. Поговорили о том, что, учитывая Ванину "дружелюбность", оставлять детей одних в квартире - не нужно. Оказалось, что Юлия уже договорилась с одной женщиной. Та будет встречать детей из школы, помогать делать уроки. Юлия специально подчеркнула: "Эта женщина - очень деликатный человек, у детей не будет чувства, что за ними присматривают. А дальше - посмотрим".

Притирались друг к другу долго. Юлия иногда приходила к нам, рассказывала. Всякое бывало. И двери, захлопнутые с криком: "Не смей ко мне больше подходить" - и с "той", и с "другой" стороны. И слезы, и ссоры, и просто - совместная жизнь. Ваня стал называть Юлию - "мама". Алена так и продолжала называть "тетя Юля". Юлия говорила: "Я не обижаюсь на нее, что вы! Она помнит свою маму, продолжает ее любить". А что же Ваня - маму забыл, разлюбил? Нет, конечно. Кстати, наши дети часто называют "мамами" разных женщин. Как-то так их души приспосабливаются...

Много в жизни этой семьи было разного. Интересного. Трогательного. Была семейная поездка в Тунис, когда повзрослевшая Алена, окруженная молодыми людьми - сыновьями Юлиных друзей, впервые почувствовала, что она - в центре внимания. И начала в ответ - ... хамить. Откровенно хамить и оскорблять. Откуда-то из темных глубин ее души поднялось забытое - "сильный - значит агрессивный". Юлия проявила такт и терпение. Друзья кряхтели, но тоже - проявляли... и помалкивали. Алене пришлось самой понять, что одной привлекательности мало. Если человека обижаешь - он уходит.

Впереди было много открытий. Театралка и большая любительница балета, Юлия долго и безуспешно пыталась затащить детей в театр. Дети стояли насмерть, проявляя неожиданное единодушие: "Мы этого не любим". Юлия не сдавалась. "Я смогла уговорить их пойти на "Спящую красавицу". Я им сказала - это самый короткий балет, с самыми красивыми костюмами". Сходили. Молча пришли, молча ушли. Впечатлений - ноль. Ждала месяца два, пока Алена не обронила как бы между прочим: "Тетя Юля, что-то мы давно никуда не ходили..."

На каждый наш тренинг мы приглашаем "опытных патронатных воспитателей". Приглашали и Юлию. Кто-то задал ей вопрос: "Скажите, а Вы их любите?" Юлия задумалась. Надолго. Потом сказала: "Я не знаю. Иногда кажется - что люблю. Иногда - что тяну тяжелую ношу. Я их взяла, потому что понимала - или я, или никто. Они были слишком большие, их было двое. Одно я могу сказать твердо - у этих детей есть только я. И я их - никогда не брошу".

Двенадцать лет детский дом №19 находил семьи для детей. Более трехсот детей нашли своих патронатных родителей, многих усыновили, а некоторые дети вернулись в свои кровные семьи, которым помогли выйти из кризиса. Сейчас сложившаяся система патроната, равно как и деятельность Центра патронатного воспитания (д/д №19) находится под вопросом в связи с нормами, содержащимися в недавно принятом законе «Лаховой/Крашенинникова» «Об опеке и попечительстве». Однако, есть надежда, что до 4 июля с.г. в принятый, но еще не вступивший в силу закон будут приняты поправки, вновь разрешающие патронатную систему. Сотрудники 19 д/д "Наша семья" продолжает сбор подписей под соответствующими обращениями в органы законодательной и исполнительной власти



2008-06-04 09:43:00


Источник: http://www.miloserdie.ru


Истории детей: Сестрица Аленушка и братец Иванушка Статьи. Новое в данном разделе.
Как следует воспитывать ребенка, чтобы он вырос добрым и заботливымКак следует воспитывать ребенка, чтобы он вырос добрым и заботливым
Книги Симеона Афонского. Библия в современных притчах.Книги Симеона Афонского. Библия в современных притчах.
Ораниенбаум и его дворцыОраниенбаум и его дворцы
Путешествие в НикосиюПутешествие в Никосию
Как укрепить душу во время поста?Как укрепить душу во время поста?
История Казанской иконыИстория Казанской иконы
православные cтатьи,милосердие,христианские литература искусство,религия,журнал о православии,литературный журнал,православный журнал,православное христианство  Христианская символика: Ихтус
православные cтатьи,милосердие,христианские литература искусство,религия,журнал о православии,литературный журнал,православный журнал,православное христианство  Пасхальные традиции
Пещерный город Чуфут-КалеПещерный город Чуфут-Кале
Что подарить ребенку на день святого Николая?Что подарить ребенку на день святого Николая?
Немного о Виннице, соборная площадьНемного о Виннице, соборная площадь
Рождественский пост: что можно и чего нельзя?Рождественский пост: что можно и чего нельзя?
Исаакиевский собор - музей для душиИсаакиевский собор - музей для души
Паломничество на АфонПаломничество на Афон
Англия. Холм святого МихаилаАнглия. Холм святого Михаила
Стамбул - столица двух культурСтамбул - столица двух культур
Неуловимая Босния и ГерцеговинаНеуловимая Босния и Герцеговина
Болгарский город НесебырБолгарский город Несебыр
Замок Буда в ВенгрииЗамок Буда в Венгрии
Интересно о СтамбулеИнтересно о Стамбуле

Домой написать нам
Дизайн и программирование
N-Studio
Причал: Христианское творчество, психологи Любая перепечатка возможна только при выполнении условий. Несанкционированное использование материалов запрещено. Все права защищены
© 2019 Причал
Наши спонсоры: