Христианская проза
Христианская поэзия
Путевые заметки, очерки
Публицистика, разное
Поиск
Христианская поэзия
Христианская проза
Веб - строительство
Графика и дизайн
Музыка
Иконопись
Живопись
Переводы
Фотография
Мой путь к Богу
Обзоры авторов
Поиск автора
Поэзия (классика)
Конкурсы
Литература
Живопись
Киноискусство
Статьи пользователей
Православие
Компьютеры и техника
Загадочное и тайны
Юмор
Интересное и полезное
Искусство и религия
Поиск
Галерея живописи
Иконопись
Живопись
Фотография
Православный телеканал 'Союз'
Максим Трошин. Песни.
Светлана Копылова. Песни.
Евгения Смольянинова. Песни.
Иеромонах РОМАН. Песни.
Жанна Бичевская. Песни.
Ирина Скорик. Песни.
Православные мужские хоры
Татьяна Петрова. Песни.
Олег Погудин. Песни.
Ансамбль "Сыновья России". Песни.
Игорь Тальков. Песни.
Андрей Байкалец. Песни.
О докторе Лизе
Интернет
Нужды
Предложения
Работа
О Причале
Вопросы психологу
Христианcкое творчество
Все о системе NetCat
Обсуждение статей и программ
Последние сообщения
Полезные программы
Забавные программки
Поиск файла
О проекте
Рассылки и баннеры
Вопросы и ответы
 
 Домой  Статьи / Анатолий ПРОХОРОВ: В ЛОГИКЕ ВИННИ-ПУХА Войти на сайт / Регистрация  Карта сайта     Language Анатолий ПРОХОРОВ: В ЛОГИКЕ ВИННИ-ПУХАПо-русскиАнатолий ПРОХОРОВ: В ЛОГИКЕ ВИННИ-ПУХА Анатолий ПРОХОРОВ: В ЛОГИКЕ ВИННИ-ПУХАПо-английскиАнатолий ПРОХОРОВ: В ЛОГИКЕ ВИННИ-ПУХА
Анатолий ПРОХОРОВ: В ЛОГИКЕ ВИННИ-ПУХА
Анатолий ПРОХОРОВ: В ЛОГИКЕ ВИННИ-ПУХА
Литература
Живопись
Киноискусство
Статьи пользователей
Православие
Компьютеры и техника
Загадочное и тайны
Юмор
Интересное и полезное
Искусство и религия
Поиск

Интересно:
Рекомендуем посетить:

 
Анатолий ПРОХОРОВ: В ЛОГИКЕ ВИННИ-ПУХА
Анатолий ПРОХОРОВ: В ЛОГИКЕ ВИННИ-ПУХА
( Екатерина ВОРОНОВА )

СПРАВКА: Анатолий Валентинович Прохоров родился в 1948 году в Норвегии, в городе Осло. В 1971 году закончил физический факультет МГУ. В 1978 году стал кандидатом физико-математических наук. Еще работая физиком, увлекся теорией театра, кино и анимации. В 1988 году, совместно с А. Татарским, организовал анимационную студию «Пилот». Спродюсированные вместе с Татарским анимационные фильмы, получили около 45 международных наград – включая «Золотую пальмовую ветвь» в Каннах и номинацию на премию «Оскар». В 1997 году стал генеральным директором телекомпании «Пилот ТВ». Телекомпания дважды получила премию «ТЭФИ» за программу «Тушите свет!».

Почти двадцать лет российская анимация была в кризисе. За это время целое поколение детей выросло на современной продукции фирмы «Дисней», и потому сегодня каждый новый отечественный мультфильм становится событием. «Смешарики» стали первым российским анимационным сериалом. Уже три года как забавные круглые персонажи завладели вниманием не только маленьких зрителей, но и взрослых. Удивительно, что художественный руководитель проекта Анатолий Прохоров в юности вовсе не собирался снимать мультфильмы. Закончив физический факультет МГУ, защитил кандидатскую диссертацию – а в итоге занялся детской мультипликацией.
О «Смешариках» Анатолий Прохоров рассказывает очень трепетно и с удовольствием. Впрочем, об анимации в целом он говорит не менее охотно.

Пропавшая драматургия

Дети меняются, меняются ритмы жизни. Создавая «Смешариков», Вы просчитывали реакцию аудитории, или это случайное попадание?
– Мы начали с того, что полтора года занимались формированием персонажей. Разрабатывали их дизайн и характеры. Надо было менять старые подходы – ведь и дети в «постсоветскую» эпоху сильно изменились, с ними нужно говорить уже иным художественным языком.
Действительно, сегодня дети уже с трудом воспринимают старую союзмультфильмовскую продукцию про белочек и зайчиков, равно как и «пионерские» фильмы. Тому несколько причин. Первая и одна из самых важных – это то, что исказился цвет. Потому что цветом не очень озадачивались. К тому же все снималось на очень плохой кинопленке. Это одна проблема, техническая... А вторая проблема – и я могу это сказать с определенной долей ответственности – у союзмультфильмовских фильмов практически не было настоящей драматургии. Мы знаем, что весь театр, все кино держится на драматургии. Но увы и ах, в советских мультфильмах ее не было.
Почему не было? А вспомним, как вообще создавалась наша отечественная анимация. В 1937 году вывезли из Америки, за валюту, всю диснеевскую технологию. Технологию и машинную, и производственную, организационную. Но зато мы решили построить мультидеологию, нашу, советскую. Для этого были призваны лучшие педагоги, что, в общем, правильно.
И что же у них получилось? Они, что называется, благими намерениями выстилали дорогу в ад. Они решили: «А мы сейчас будем что-нибудь хорошее воспитывать у детей через мультики!». И сделали детское кино очень дидактическим, назидательным. Ежик с белочкой пошли собирать грибы. Пошел дождь, они намокли. Потом на небе выступила радуга. Белочка сказала: «Ой, как хорошо в лесу!». Прилетели светлячки, пропели им песенку и предложили показать дорогу домой. Так все со всеми подружились и счастливо вернулись домой. Это называется – борьба лучшего с хорошим.
Ну и кому же тут будет сопереживать ребенок, особенно современный? Вообще, сопереживают лишь тому, у кого случилась неприятность, у кого трудноразрешимая проблема, кто попал в беду и ему нужно из нее выкарабкаться. И это очень важно. Это и есть первый закон драматургии! Необходим конфликт и его разрешение.
Да, конечно, бывают исключения. Например, Чебурашка – очень лирический образ. Хотя у него тоже есть проблема. Он не знает, когда родился. Когда ему праздновать свой день рожденья? У Гены наоборот. Он знает, когда у него день рождения, но ему не с кем праздновать. Проблема одиночества.
Разумеется, в лучших советских мультфильмах есть драматургия, но их мало – процентов пять, ну, может, десять. Это фильмы Норштейна, Назарова, Качанова, Курчевского. Например, замечательный фильм Качанова «Варежка» – очень трогательный, тонкий, с яркой драматургией. Это – золотой фонд нашей мультипликации.
Но вот все остальное... А остальное – это то, что мы, профессионалы, называем «пионерским кино». Фильмы, единственное содержание которых – «а давайте сходим в поход», «а давайте собирать грибы». Совершенно дистиллированные, бесконфликтные сюжеты.
Драматургия создается тем, что герои попадают в безвыходную или трудную ситуацию. Если с героем все в порядке, зрителям неинтересно на него смотреть, они не станут ему сопереживать. Драматургия начинается с того, что жизнь оборачивается к герою темной стороной. Вот брошенный щеночек, варежка, потерянная на улице. Или у Норштейна, в сказке «Лиса и заяц». Лиса выгнала зайца из дома. И где ему теперь жить? И как?
Именно такие фильмы мы помним с детства, а дальше происходит аберрация памяти, и нам кажется, будто все советские мультфильмы были такими. Увы, не все. И даже не большинство, а очень немногие. Остальное сейчас просто стесняются показывать. Но вспомните: это же было! Вспомните, как сытые спокойные кукольные дети или зверушки считают облака или выясняют, у кого профессия лучше. Педагогическая классика, жанр «веселые уроки». Фильм начинается бодрым призывом «а давайте» и кончается моралью: если вы потерялись, вам помогут светлячки, стоит лишь сказать волшебное слово «пожалуйста». Такое, знаете ли, простенькое учебное кино. Нельзя даже сказать, что оно плохое или вредное, но к искусству это не имеет почти никакого отношения.
К сожалению, нам очень мешает миф о громадном творческом наследии советской анимации. О том, что большинство тогдашних наших мультфильмов были вялыми, занудными, а зачастую и халтурно сделанными, сейчас стараются не вспоминать. Дескать, зачем разрушать наши славные традиции?
Но из традиций мы должны брать только то, что имеет смысл брать. Есть традиции, которые стоит беречь, а есть традиция дидактического кино, которое детям совершенно неинтересно.
Поэтому, еще только задумывая «Смешариков», мы ставили себе задачу: вернуть драматургию, вернуть историю в детское кино. И заметьте, не существует какой-то отдельной «детской драматургии», «детской истории». Драматургия одна, и законы у нее одни и те же, будь то «Отелло» или «Котенок с улицы Лизюкова».
И мы решили, что не надо нам никакой усредненной «детской истории», никаких лобовых нравоучений, которые ребенок воспринимает как опостылевшую манную кашу.

Конвейер без конвейера

А создавая многосерийный мультфильм, Вы не боялись конвейера?
– Сериальное производство не может не быть конвейерным. Это всегда конвейер. Вопрос, как в условиях конвейера оставить в фильме человеческие чувства, оставить нежность, строгость, тонкость драматургических ходов и яркость работы художников-аниматоров.
Это удалось во многом потому, что мы создали в Питере целую замечательную команду на студии «Петербург». Наш город всегда славился своим кино, но у нас никогда не было анимации. Она была в Москве, она была в республиках, а в Ленинграде ее не считали нужным делать. В частности, на Ленфильме ею никто не занимался. Команду пришлось создавать практически с нуля. Я здесь вместе с другими педагогами обучаю художников-аниматоров, сценаристов и режиссеров, и даже менеджеров и продюсеров. И все замечательно растут. Все потрясающие люди. И все очень нежно относятся к персонажам. Поэтому практически каждый наш фильм – авторский.
Вот наш ведущий режиссер Денис Чернов. Он сделал 42 фильма из 84. Вторая половина сделана другими пятью-шестью режиссерами. И я вижу, как он вырос за это время. Потрясающе! Он к каждому фильму относился как к новой истории про тех людей, которых он любит и знает. И тогда это уже не конвейер, а «Смешарики». Я очень волнуюсь за то, чтобы мы сумели удержать эту планку. Очень высокую планку. Которую очень трудно взять в серийном производстве. Ведь мы сделали «только» 90 серий, а нужно сделать еще 120, поскольку всего запланировано 208 серий проекта.

А что Вы думаете о коммерциализации проекта? Не разрушает ли она то, ради чего создавался ваш сериал?
– Сложный вопрос. «Смешарики» – это медиа-бренд. С одной стороны, это сам сериал, наши журналы, наши передачи. А с другой стороны, есть разнообразная продукция с символикой «Смешариков», то есть товарный бренд. С его помощью мы пытаемся, во-первых, дать ребенку образы, которые ему дороги, а во-вторых – попросту зарабатываем этим на то, чтобы сериал продолжал сниматься. Но все же мы стараемся, чтобы «творческого» товара было больше, чтобы именно он в первую очередь привлекал внимание ребенка.

Дети Винни-Пуха

А зачем вообще все это? О чем вы делаете сериал, что хотите им высказать?
– Еще древние мыслители говорили, что в драме есть герой, а есть его враг – который чем-то мешает, которого надо уничтожить. И такой подход вовсю используется в жанровом кино. Но вот смотрите, большую часть человеческой жизни занимают семья и работа. Мирная, повседневная жизнь. И если в этой жизни человек будет стремиться найти врага – он станет попросту неадекватен, он будет все время выискивать тех, кто строит ему козни. И вот чтобы такого изначально агрессивного отношения к другим в нашей жизни было поменьше, человека, особенно в детстве, нужно учить другому типу отношений. А значит, нужны книги, фильмы, которые бы этому учили. Учили бы видеть не только друга и врага, но и другого человека. В мультипликации мы это называем «логикой Винни-Пуха». Гениальная ведь книга, в ней есть вся палитра отношений, переживаний. Есть грусть, жадность, обиды. Но конфликты разрешаются без крови и агрессии, герои продолжают жить вместе.
А правильно выстроенные отношения – это очень непросто. И мы в «Смешариках» стараемся говорить об этом. К примеру, серия «Кто первый?». Она о том, что почти каждый из нас, обидевшись на другого, говорит: «Нет, это он виноват. Я не пойду мириться. Я не буду первым протягивать руку». И вот Нюша у нас там заявляет: «Я же девушка, я не могу первой мириться». А Бараш говорит: «Но она же виновата!». Но постепенно они понимают, что потеряли друг друга, а затем понимают, что важнее восстановить эту разорванную связь, эту утраченную дружбу, чем лелеять в одиночестве свои бесполезные амбиции. И тогда каждый из них решает, что он пойдет и извинится. А потом выясняется, что они одновременно побежали навстречу друг другу, они одновременно хотели извиниться.
Или серия «Радуга», когда наши герои-Смешарики стали издавать свою газету. Это – о современных СМИ. Конечно, в четыре года дети еще не читают, но телевизор уже, к сожалению, смотрят. Так вот, в этой серии речь идет о сенсационных заголовках. Главный редактор Крош начинает тонуть. И когда у Совуньи и Лосяша просят помощи, они думают об очередной сенсации и спрашивают, на какой странице тонет Крош. А когда выясняется, что Крош тонет не на странице, а в жизни, они отвечают, что тогда прочтут об этом завтра. Вот ситуация, когда мир информации, мир телевидения заслоняет реальный мир. И в каждой серии у нас обыгрывается та или иная проблема человеческих отношений, это для нас самое важное.

Не слишком ли простенькая у ваших героев внешность? Такие яркие, вписанные в круг зверушки...
– Да, нас многие в этом упрекают. Говорят – мультик у вас хороший, но больно уж персонажи примитивные. А дело в том, что в какой-то момент мы встали перед выбором: или создаем стильных персонажей, которые оценят подростки, взрослые, наши коллеги-мультипликаторы, но дошкольники не примут их как своих, не полюбят их – или же мы работаем, в первую очередь, на детское восприятие. Дошкольники любят то, что достаточно легко ухватить. Поэтому мы взяли за основу круг. Тогда ребенку легче нарисовать персонажа. Он, к примеру, любит Кроша, мама ему говорит: «нарисуй его!», и он рисует круг, две петельки – и вот Крош готов. Сможет ли малыш так же легко и похоже нарисовать зайца и волка из «Ну, погоди!»?
Ну и, конечно, яркий цвет. Ребенок в дошкольном возрасте очень любит цвет! Мы эту гамму называем «пастельная кислотность».
Потеряли ли мы при этом что-нибудь? Да, конечно. Потеряли взрослую стильность наших персонажей. Но на эту жертву пошли осознанно. Мы же детский сериал делаем. Да, для подростков и взрослых наши Смешарики на вид простоваты. Но когда посмотришь несколько серий – начинаешь принимать этих героев. Ведь характеры-то у них достаточно глубокие, это-то и подкупает взрослого зрителя: он, быть может, ожидал, что и поведение персонажей будет под стать их внешнему облику, ан нет – там есть тонкие чувства, переживания.

А как Вы думаете, долго ли продлится популярность «Смешариков»?
– Мне кажется, что мы сделали достаточно необычных героев, сделали с большой любовью и с пониманием смысла нашей работы. Думаю, на полвека их точно хватит. Более того, оценивая даже не свой вклад, а труд всей нашей команды, я утверждаю, что «Смешарики» станут классикой российской анимации. Мало того, они станут классикой российского детства. Впрочем, давайте вернемся к этому разговору через десять лет – тогда и увидим, прав ли я был или это просто мое глупое самомнение.
Почему я такой наглый, почему считаю, что «Смешарики» стали классикой? Есть несколько качественных скачков, которые мы здесь совершили. Первое – мы вернули драматургию в мультипликационное кино. Второе – мы сплотили вокруг детского кино аудиторию детскую, подростковую и взрослую. «Смешарики» стали семейным кино. Такое случается редко. Но, например, такое было с ранними фильмами Саши Татарского. Действительно, и «Колобки» и прочее смотрели и дети, и взрослые.
Мы открыли для себя так называемую развивающую драматургию, когда детей учат не явной моралью, а тонким смыслом происходящих историй. Что в них произошло? Как вели себя герои? Это ведь, в конечном счете, самое важное.
Да, мы знаем, что мы – «дети «Винни-Пуха»», как было написано в нескольких статьях. Мы это открыто говорим. Да, в наших фильмах логика «Винни-Пуха», а именно – когда все не черное и белое, а есть мир с его сложностью. Вот в китайской философии и поэзии это называется «пусть расцветают сто цветов, пусть соревнуется сто школ». В европейской мысли это – логика открытости, терпимости и понимания другого. И мы создали нашу семью и команду «Смешариков». Но где мы пошли значительно дальше, чем «Винни-Пух»? Наши герои за 90 серий обросли очень тонкими характерами. Какие характеры у волка и зайца из «Ну, погоди!»? Их нет. Потому что это – другой жанр, мультклоунада. Как нет характеров у Тома и Джерри.
Нам в России повезло с «Винни-Пухом» дважды. Во-первых, у нас не просто Милн – у нас, что называется, Милн-Заходер. Так же, как есть композитор Бизе, автор оперы «Кармен» – и есть балет Бизе-Щедрина. И то, и другое – классика. Второй раз нам повезло с гениальными мультфильмами. И в этом «виноваты» Хитрук, Эдик Назаров и Владимир Зуйков, а также Евгений Леонов. У них все герои стали живыми, а не просто очаровательными существами.
Наши «Смешарики» тоже зажили лишь после первых десяти-двадцати серий – когда вдруг количество перешло в качество, когда характеры стали выпуклыми.
Всего этого дети, конечно, не понимают. Но есть замечательный афоризм на все времена: «Зрители ничего не понимают, но все чувствуют!» Да ведь зрители и не обязаны понимать, понимать обязаны авторы. А зритель должен смотреть и говорить: «Мне это нравится! Мне это не нравится». Дальше должно что-то в них прорастать, должно что-то происходить внутри самого человека – без давления, без дидактики. Посмотрев Норштейна, человек становится другим. Прочитав отцов-пустынников, становится другим. Но такие авторы не давят на нас! Человек пришел к этому и остался потрясенным.
Наш уровень, конечно, не такой крутой. Но, на мой взгляд, вполне достойный. Мы хотим, чтобы дети понимали, что наши мультфильмы сделаны «на вырост». Дети с ними могут расти. Мы хотим, чтобы их детство прошло, в том числе, со «Смешариками». Никакой претензии на монополию! Для ребенка нужно десяток любимых персонажей! Но среди них, мы надеемся, в течение полувека будут и «Смешарики». ■

«Смешариков» придумали и создали на студии компьютерной анимации «Петербург». Сегодня под этим брендом выходит не только мультсериал. Уже знакомых персонажей можно встретить в одноименном журнале, на канале «Домашний» в вечернее время, практически параллельно со «Спокойной ночи, малыши!» на «России», выходит программа «Домашние сказки» с участием героев мультика.
Помимо медиа-продукции, налажено производство игрушек, обуви, косметики и школьных принадлежностей с символикой «Смешариков».



2007-09-30 19:23:01


Источник: http://www.foma.ru/


Анатолий ПРОХОРОВ: В ЛОГИКЕ ВИННИ-ПУХА Статьи. Новое в данном разделе.
Как следует воспитывать ребенка, чтобы он вырос добрым и заботливымКак следует воспитывать ребенка, чтобы он вырос добрым и заботливым
Книги Симеона Афонского. Библия в современных притчах.Книги Симеона Афонского. Библия в современных притчах.
Ораниенбаум и его дворцыОраниенбаум и его дворцы
Путешествие в НикосиюПутешествие в Никосию
Как укрепить душу во время поста?Как укрепить душу во время поста?
История Казанской иконыИстория Казанской иконы
православные cтатьи,христианство,литература,искусство,религия,христианский журнал,литературный журнал,
православие культура  Христианская символика: Ихтус
православные cтатьи,христианство,литература,искусство,религия,христианский журнал,литературный журнал,
православие культура  Пасхальные традиции
Пещерный город Чуфут-КалеПещерный город Чуфут-Кале
Что подарить ребенку на день святого Николая?Что подарить ребенку на день святого Николая?
Немного о Виннице, соборная площадьНемного о Виннице, соборная площадь
Рождественский пост: что можно и чего нельзя?Рождественский пост: что можно и чего нельзя?
Исаакиевский собор - музей для душиИсаакиевский собор - музей для души
Паломничество на АфонПаломничество на Афон
Англия. Холм святого МихаилаАнглия. Холм святого Михаила
Стамбул - столица двух культурСтамбул - столица двух культур
Неуловимая Босния и ГерцеговинаНеуловимая Босния и Герцеговина
Болгарский город НесебырБолгарский город Несебыр
Замок Буда в ВенгрииЗамок Буда в Венгрии
Интересно о СтамбулеИнтересно о Стамбуле

Домой написать нам
Дизайн и программирование
N-Studio
Причал: Христианское творчество, психологи Любая перепечатка возможна только при выполнении условий. Несанкционированное использование материалов запрещено. Все права защищены
© 2022 Причал
Наши спонсоры: